блог Марины Кондратьевой

Блог Марины Кондратьевой. О путешествиях, еде и немного о моей работе на телеке

Previous Entry Share Next Entry
изнанка ПЕТЕРБУРГА. храм Битлов, Пушкинская 10, кафе САЙГОН, дворик Довлатова...
mari_kondrateva

Арт-центр «Пушкинская, 10» ведёт свою историю с 1989 года, когда в заброшенном доме на Пушкинской улице обосновались независимые художники, музыканты и другие деятели андеграундной культуры.

Так сложилось, что в 1989 году художникам неокомформистам было некуда податься. Они пришли в скверик к памятнику Пушкина с пониманием того, что им негде жить, негде работать, негде выставляться… К трем часам ночи с ними заговорил Пушкин (причем, это официальная версия). Он предложил им перейти через дорогу, где находился заброшенный дом. В Петербурге сложный климат и даже многоквартирные дома нередко расселяли, чтобы отремонтировать их. Один такой, еще неотремонтированный, и заселили художники. Он же и превратился в Пушкинскую 10.


Справка

Арт-центр «Пушкинская, 10» -- это культурный центр в Санкт-Петербурге, ориентированный на некоммерческое современное искусство. На территории центра, во дворе, находится знаменитая улица Джона Леннона.

В 1998 году Товарищество учредило в стенах дома на Пушкинской первый в России Музей нонконформистского искусства. С 1995 года «Пушкинская, 10» является членом международных организаций «Trans Europe Halles» и «Res Artis». Арт-центр представлял современное искусство Петербурга на государственном уровне на фестивалях «Петербург в Нью-Йорке» (1996 г.) и «Петербург в Варшаве» (1997 г.).








С Сергеем Гончаровым, автором путеводителей по неформальному Петербургу и автором этой необычной экскурсии – Ползком по Питеру, мы заглянули в святая-святых рок-музыкантов, прогулялись по официально не существующей улице Джона Леннона и познакомились с ее необычным и идейным основателем, лидером российского битломанского движения Николаем Васиным.









Сергей провел нас в странную цветастую дверь в арке на этой улице, и мы оказались в комнате, увешанной изображениями Битлов, и всякой дребеденью, с яркими звуками песен Леннона и сочным ароматом клея. Старец с приятным лицом рассказал нам, что мечтает построить храм Джона Леннона. Нет, вот как он сказал “храм уже есть, осталось его построить”. Чудной человек, который всю жизнь занимается любимым делом – сидит и слушает любимую музыку.





И вот настало время того самого дома, который уже превратился в смесь галерей, мастерских, но в котором все еще живут художники. К любому из них можно заглянуть в гости. Считается, что посторонних в доме не бывает. Подъезд же превратился в галерею искусства, предметами которой становились не только труды художников, но и старые магнитофоны, которые выставлялись ими же за дверь, чтобы быть выброшенными, но вдруг на них появлялись надписи, рисунки, которые превращали их в артобъекты.





Выставка, на котороую нам удалость попасть за пару минут до ее закрытия, была посвящена, по всей видимости, гамбургерам. Чтобы понять такие выставки, лучше присутствовать на их открытии и слушать автора – что же он хотел сказать?

Памятник неизвестному рокеру. Неизвестному потому, что никто не помнит кто ее сделал и кому она посвящена.


"Пушкинская 10" – это центр русского нонконформизма, куда приезжают художники со всего мира, и скупают предметы искусства. Дом этот поддерживает администрация города. И в нем нет ни одной повторяющейся двери.


Это самая известная картина на Пушкинской 10 «Стена идей». По центру Борис Гребенщиков, лидер этого движения.


«Я нередко спрашиваю художника, в чем суть его работы. И обычно это длительный рассказ на два часа», делится Сергей.

Звуковые и музыкальные перформансы и инсталляции проходят в «Галерее экспериментального звука» -- ГЭЗ.
Тут же, при ГЭЗе, находится самое творческое кафе в Питере. Там пьют чай питерские музыканты и художники и болтают на философские темы. Парадная ГЭЗа – это центр городских поэтов. Чтобы слыть поэтом в Петербурге, нужно написать пару стишков на стенах парадной. Администрация «Пушкинской 10» с этим борется, стихи то и дело закрашивают, но искусство не перебороть )) Приходят новые поэты и пишут стихи.











Что касается кафе, то и кафе-то его не назовешь. Творчество в этом городе, скажу я вам, зарождается в совершенно странных местах. Это не Хемингуэй в своих аристократичных кафешках за бокалом хереса или чашкой двойного эсперессо в центральной кофейне Парижа. Это совершенно потусторонний, мрачный, неказистый, неочаровательный мир. И он умудряется рождать временами очаровательные предметы искусства.

«Рюмочная» на Пушкинской.



В городе крайне непросто узнать, где проходит очередное творческое мероприятие. Нередко в Петербурге случается так, что о ближайшей выставке художника нет ни строчки в интернете. Практически все 60-тилетние художники и многие 30-тилетние художники считают, что интернет -- это какая-то московская фигня. Получается, если ты не художник и не представитель второй культуры – у тебя нет возможности узнать о выставке. Поэтому люди, которые не художники, ходят в Рюмочную на Пушкинской с целью узнать о предстоящих мероприятиях. Сюда можно заглянуть часов в девять-десять вечера, найти какого-нибудь бородатого мужчину лет шестидесяти и смело спросить у него где-что-когда будет.

Кафе «Сайгон».

В начале 60-х годов местные творцы зачитываются Хемингуэем «Праздник, который всегда с тобой». Они знают, что творческая богема должна сидеть в прокуренных кафе, пить двойной эспрессо и общаться на философские темы, но проблема в том, что в советском Петербурге нет хорошего кофе. Все пьют цикорий со сгущенкой, и на вкус это омерзительно и, уж простите, не богемно.

В 1961 году Советский Союз стал помогать африканским странам строить коммунизм. В благодарность за помощь африканские коммунисты могли дать СССР бананы и кофе, все, что у них было. Между 1961 и 1964 годами в стране появляется хороший кофе в больших количествах. В это время Советский Союз закупает 100 кофеварок, четыре из которых достается Санкт-Петербургу. Одна из них попадает в кафе при ресторане «Москва», которое в дальнейшем будет называться «Сайгон». Вся вторая культура дружно бежит к кафе Сайгон пить двойной эспрессо и общаться на философские темы. Изначально лидером тусовки был Бродский, сменил его Борис Гребенщиков. Эти люди больше любили кофе, чем выпить.

Кафе «Сайгон» закрылось в 80-х годах и все те Сайгоны, которые сегодня можно встретить в Питере, лишь попытка возродить былую славу и привлечь посетителей. В 1989 году кафе закрыли на ремонт, все ждали, пока откроется, а открылся магазин итальянской сантехники.

На этом прогулка наша не закончилась. В ней были и места общепита с историей, и Дом актера с рюмкой вина и атмосферой вне времени, мы коснулись и клубной культуры, побывали во дворе Довлатова, заглянули к нему в окна. Эти удивительные прогулки я обязательно продолжу, и вам их искренне рекомендую, если вдруг окажетесь в Петербурге.

















Окошко Довлатова посередине.




Это была прогулка в параллельном нарядному Невскому Петербурге, которая помогла мне лучше понять город и, в то же время, вызвавшая еще большее непонимание его. Свора вопросов наполнила голову, оставив миллион загадок. Загадочность идет не только девушкам, но и городам. И тогда они наполняются для тебя некой магией, которая и притягивает тебя обратно. Любви так и не случилось, но магия и эти загадки... Флирт ведь тоже хорошо. Иногда он действует лучше, чем любовь. Да, у меня с ним флирт и, возможно, это перерастет во что-то большее. Петербург непростой город, этим он и привлекает.


Posts from This Journal by “Путевые писульки” Tag


  • 1
(Deleted comment)
Катя, мне тоже было нелегко воспринять эту культуру, понять ее и осознать )
Ты очень верно и смело выразилась. Я чувствую поддержку в твоих словах, потому как я испугалась, чтобы одна лишь эта сторона Петербурга не повлияла на все восприятия города.

Вот именно такой Петербург я никогда не видела, а хотела бы. Мне наверное все время везло: Петербург встречал меня хорошей погодой, солнцем и ярким фасадом. По задворкам я не гуляла, и не поняла все прелести серой промозглости, которую так часто ругают. Даже зимой там было хорошо. Поэтому я полюбила этот город сразу. Другое дело, что я так и не узнала его толком! Надеюсь, исправить эту оплошность.

А я вот напротив, Танюша, знаю его мокрым, музатым, неумытым поросенком ))) Да еще и по задворкам в такую погоду. Представляю, когда он предстанет передо мной в солнечном свете, как хорош он будет. Хотя, бывало, наверное, просто больше было таких вариантов )

этот город открывается для меня с новой стороны каждый раз)

Это точно, Оленька, это точно )

А у меня к нему первая любовь...) говорят, она навсегда))
Много-много лет этот город умудряется открывать мне свои бесконечные секреты и удивляет неустанно.
Правда, я люблю окунуться поглубже, в век этак 18-ый)
А ты обратила внимание на питерское небо? Я никогда нигде больше не видела такой глубины и палитры. Вот уж не знаю почему... Может, Нева бесконечно отражая небосвод, одновременно поглощает его.. Но такого высокого неба, таких сказочных оттенков нет нигде)

Edited at 2016-03-14 08:34 pm (UTC)

Наташа, питерское небо у меня обычно практически до моей макушки прикрыто тучами. Разве что, пока лечу в самолете могу на него посмотреть. И даже тогда, как только Петербург - оно прячется в тучах. Редко я видела этот город солнечным )
Вот она моя загвоздка - любви с первого взгляда не случилось, теперь сложнее. Но я улавливаю его очарование )

А облака и тучи - там же потрясающие тучи!!)))) хаха))) единственный город, который я люблю даже за дождь))))
В следующий раз я обязательно сделаю посты по своим маршрутам и мы сравним с тобой наши Петербурги))))
Если хочешь - можешь по тегу глянуть мои впечатления о Питере)))

Хочу!
Подтяну недельные дела и загляну ;)

Какое интересное место....

Крайне необычная экскурсия, Татьяна )
Она хоть и странная, но я искренне ее рекомендую )

Будем знать теперь... Спасибо. В Питере всегда не хватает времени,чтобы посетить даже наиболее известные исторические места,но и в такие,как Вы их назвали, изнаночные тоже нужно будет наведаться как выпадет следующий случай.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account